Гороскоп@RU
ГОРОСКОПЫ
На сегодня
На завтра
На неделю
На месяц
На 2019 год
Любовный гороскоп
Индивидуальный гороскоп
Денежный гороскоп
Гороскоп здоровья
Гороскоп совместимости
Женский гороскоп
АСТРОЛОГИЯ
Совместимость имен
Значение имени
Как назвать ребенка
Совместимость знаков
Натальные карты
Для профессионалов
ЗНАКИ ЗОДИАКА
Женщины
Мужчины
Подарки для знака
ГАДАНИЯ
МАГИЯ
Книга перемен
Руны
СОННИК
ТЕСТЫ
Тесты сексуальности
Тесты психологические
ВСЕ О ТЕБЕ
33 полезных совета
О чувствах и не только
Все о сексе
КРАСОТА
Красивое тело
Новинки косметики
ФИТНЕС И СПОРТ
Диета и как похудеть
Фитнес
МЕДИЦИНА ДЛЯ ТЕБЯ
Женское здоровье
Планирование семьи
ФЭН-ШУЙ
Любовь и фэн-шуй
Фен-шуй для вашего дома
Язык тела и жесты
СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ
Стиль
Бомонд
КУЛИНАРНАЯ КНИГА
МАМА И РЕБЕНОК
ПРИМЕТЫ И СУЕВЕРИЯ
НЕПОЗНАННОЕ
РЕЛИГИЯ
ОН-ЛАЙН ИГРЫ
ФОРУМ
УСЛУГИ И ЦЕНЫ
КОНСУЛЬТАЦИИ
Главная // Интервью с писателями // Андрей Волос: «У меня одна жизнь, и мне её нужно прожить хорошо и весело»
Узнай насколько он тебя любит!

Имя девушки:
Имя парня:
УЗНАТЬ!

Читай: Анонсы новинок / Интервью с писателями / Что почитать

Читайте также



Андрей Волос: «У меня одна жизнь, и мне её нужно прожить хорошо и весело»

06 декабря 2007
Версия для печати

Андрей Волос родился в Душанбе в семье геологов, за свою жизнь немало колесил по России и странам ближнего зарубежья. Занимался разным: участвовал в экспедициях, сплавлял лес, учился на инженера, делал сайты, работал риэлтором, переводил стихи, публиковался. Потом начал писать прозу, стал лауреатом Госпремии РФ по литературе. После презентации его нового произведения - «Алфавита. Книга соответствий» - Андрей Волос рассказал о том, что из себя представляет писательский труд, а также почему у него на самом деле нет желания писать.

- Андрей, расскажите, как создавалась ваша книга?
- Вообще эта идея существовала давно, она не новая. Но книга создавалась долго. Года четыре или пять я писал первые фрагменты, а потом как-то собрался, сел, и буквально года за полтора отбарабанил оставшееся. Ну потом, конечно, редактировал. Что-то дополнял, что-то убирал.

- Считается, что авторы делятся на тех, кто пишет «из себя», и на тех, кто пишет «вокруг себя». К какой категории вы можете себя отнести?
- Ну, я думаю, что неправильно так понимать. В любом случае человек пишет из себя. Он живет, касается жизни, она ему дарит какие-то впечатления, переживания, он их вынужден осмысливать, они наверняка находят тот или иной отклик. Вот, скажем, самый первый пример, который приходит на ум - Джеймс Джойс, «Улисс». Это вроде бы такая литература, которая написана «из себя». Но ничего подобного, она же насквозь социальна. Так же самая «Одиссея» насквозь социальна. Она рисует нам мощную картину окружающего мира со всеми его страхами, реалиями, социальными прослойками и укладом жизни тех времён.

- О вашей книге говорят, что она продолжает традиции русской классики, с другой стороны вас сравнивают с Павичем, Борхесом. Это люди, которые, наоборот, ломали стереотипы. Что вам ближе? Традиции или их ломка?
- Ну что значит традиции? Человек всякий, который пишет, пытается некоторым образом решать художественные задачи. Ему кажется, что те или иные сюжеты необходимы для решения конкретной задачи. Это может быть фрагменты какого-то традиционного письма, это может быть что угодно. В общем-то я писатель традиционного устройства. В истории литературы много таких примеров. У Флобера, например,  «Лексикон прописных истин». Эта книга сложная отчасти. Там как бы не связанные по форме сюжеты, фрагменты. Но на самом деле они связаны с автором, с его специфическим взглядом на некоторые вещи.

- Скажите, пожалуйста, какие авторы повлияли на ваше творчество?

- О, этот ответ отнимет очень много времени. Я в каком-то смысле профессиональный писатель, и есть множество авторов, которые повлияли на моё становление как писателя, если меня можно таковым назвать, начиная от Гомера, кончая Захаровым и Пелевиным.

- Андрей, а в данный момент вы что читаете?
- Я читаю две книжки: «Повседневная жизнь депутатов Государственной Думы», и ещё я всё время читаю «Войну с саламандрами» Карела Чапека.

- А есть у вас любимая книга?
- У меня много любимых книг. Невозможно сказать, что какая-то книга самая любимая. Но у меня много книг, которые многое мне дали, и которые, я думаю, много дадут в будущем.

- Как получаются ваши книги?
- Как получаются мои книги? Я не могу ответить на этот вопрос. В каком то смысле, когда я придумывал писать «Алфавиту», я просто искал некоторую форму. И я не знаю, почему я такую форму в итоге взял. Видимо, это потому, что весь материал, который в неё попал, с одной стороны разнороден. С другой стороны, у замечательного русского писателя Владимира Маканина есть книга «Голоса». Она написана, насколько я понимаю, таким образом: то, что у него не получилось вставить куда-то, он просто взял и объединил в одно произведение. Получился такой хороший сборник.

У меня, конечно, эти куски не копились, я их не коллекционировал и не скапливал. Это просто какие-то истории, воспоминания, размышления, которые мне по-разному дороги. Или потому, что душевные, или потому, что они вызывали успех в качестве устных рассказов. Просто всё это мне хотелось собрать. Потом текст, образовавшись, в некоторой степени за собой тянет, возникают некоторые обязательства. Если ты написал про армян, например (а это был один из первых фрагментов), уже как-то глупо в этом же фрагменте не упомянуть про грузин. Потом вспоминаешь, что ты вырос, вообще говоря, в Душанбе, и неплохо написать про таджиков. Потом возникает тема национальности как таковой, национализма, и всё это перетекает из одного в другое, одно в другом отражается, это очень голографично. Это форма абсолютно открытого текста, в том-то и прелесть.

- Достоевский говорил, что писатели пишут не из желания, а из необходимости. А у вас как?
- Ну, много такого разного рода определений. Есть одно такое высказывание, которое я очень люблю. Оно принадлежит Назыму Хикмету, он говорил «Не я пишу, стихи пишут меня». Это действительно так. Я на самом деле пишу не из желания. У меня нет желания писать. Я не могу это объяснить. Я не отношусь к этим тестам как к чему-то такому, что обязательно должно быть написано.

У меня, в конце концов, одна жизнь, и мне её нужно прожить хорошо и весело. Если меня будет мучить совсем уж сильно, я буду писать. Видимо, есть какие-то потребности у человека, что-то такое сделать, вечное. У меня есть представление о том, как надо писать, но оно лично моё и я не вправе никому его навязывать. Каждый пишет так, как может и как хочет, а мы потом, читатели, будем оценивать. В отношении языка я могу сказать, что язык - важнейшая составляющая литературы такого класса, которая поднимается выше самого примитивного письма. Есть книги, которые держатся почти только на языке и веками привлекают к себе читателя. А есть массовая литература, это книги второго сорта, которые самыми неожиданными сюжетами, поворотами судьбами, страстями пытаются удержать читателя, не обладая при этом языковыми средствами. И читатель от таких книг уходит. Всегда больше книг второго сорта.

- Какие у вас чувства вызывает нынешняя действительность? Отрицание, неприятие, или вы её принимаете?
Нынешняя действительность? Смотря какая. Её же много вокруг нас. Когда мы на улице нас окружает одна действительность, когда мы смотрим телевизор другая. В квартирной кухне третья. Кстати, то, что я упомянул кухню это не просто так, это оговорка по Фрейду. Когда телевизионная действительность начинает вызывать отторжение, вспоминаешь про кухонную.

- Как вы думаете, может ли ваша новая книга «Афлавита» помочь иностранцу лучше понять Россию, особенности русской жизни, понять, что же такое наша жизнь?
- Трудно мне сказать, я иностранцем здесь никогда не был. Вообще, я думаю, может. С другой стороны, читать её им будет довольно сложно, потому что в ней много реалий, которых уже нет, которые ушли. У нас, условно говоря, ментальность-то советская осталась. Несмотря на то, что на смену прежним представлениям о жизни, которые, кстати говоря, в советское время в некотором отношении преподносятся с лучезарной стороны, пришли новые понятия. Но всё-таки понимать некоторые вещи им будет сложно.

- Андрей, сейчас вы живёте писательским трудом?
- Нет, литературным трудом прожить, по крайней мере мне, - невозможно. Практически. Если только не случится какой-то мегауспех.

- Ну а как же гонорары, премии, тиражи. Вы же раскрученный писатель.
- Я - раскрученный писатель? Нет. Раскрученный писатель не я.

- А кто же?
- Раскрученный писатель это Устинова, Донцова. Тиражи у них какие? 50 000 экземпляров. А вы посмотрите на мои тиражи! Но это, конечно, специфическая литература. А если всерьёз, то жить на литературу, только на всё то, что ты пишешь и печатаешь, могут только авторы массового уровня, писатели из всей этой плеяды женских романисток, детективщики тоже. Да и то не все далеко, я думаю. В настоящее время, насколько мне известно, крупные издатели платят от 1000 до 2000 долларов за рукопись, которую они издают. Автор такого рода текстов может рассчитывать только на то, что, к примеру, когда у него будет, скажем, рукописей восемь, то всё изменится.

- Тогда что составляет основной источник ваших доходов?

- Не скажу. Нет, ну я работал время от времени по специальности. Я же инженер. Я много лет был программистом, но в силу того, что у меня всё-таки образование инженерное. Вообще инженер, если он с головой, может работать в разных сферах. Например, что-нибудь связанное с сайтами. Вот я делаю что-то для каких-нибудь специализированных организаций. Например, для геологической экспедиции.

- Андрей, вы планируете ещё что-нибудь написать?
- У меня готова одна большая книга, она называется «Победитель», это довольно большой роман. Он только-только закончен. Охватывает период времени с 1928 года по 1979. главным его сюжетным ядром является начало Афганской войны.

- То есть это исторический роман?
- Да, в каком-то смысле исторический роман. Роман как роман.

- Андрей, а как вы думаете, ваши книги они будут интересны женщинам?

- А что интересно женщинам? Вообще… Вы знаете, что им интересно?

- А вы разве не знаете?

- А я только одно знаю: «Чего хочет женщина, того хочет Бог». Это совершенно точно. И я думаю, что Бог эту книгу хотел.

беседовала Наталья Володина

 
 

Читайте также

Джордж Майкл теряет сознание в опасной обстановке Джордж Майкл теряет сознание в опасной обстановке

Скандального певца Джорджа Майкла обвинили в хранении марихуаны. Певец, которому уже 43 года во второй раз за восемь месяцев потерял сознание, находясь за рулем своей машины... Далее

Бомонд
Тина Канделаки снялась для Playboy Тина Канделаки снялась для Playboy

Популярная телеведущая Тина Канделаки обнажилась для журнала Playboy. При этом 32-летняя Тина заявила, что это её последняя откровенная фотосессия. Фотографии для журнала теледива выбирала вместе с мужем, причём во многом их мнения расходились ... Далее

Бомонд
Гороскоп на апрель
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Политика конфиденциальности

2004-2019 © «ГОРОСКОП.РУ» | E-Mail редакции:

При использовании материалов сайта ссылка на Гороскоп @RU обязательна
ЭЛ № ФС77-24854 от 30 июня 2006г. выдано федеральной службой по надзору за соблюдением
законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

Mail.ru Rambler's Top100